12 июня 2017 г.

12 июня - День России, или Праздник от отчаяния

До 2002 года название формально главного государственного праздника Российской Федерации еще что-то объясняло: то, что сейчас называется Днем России, именовалось Днем принятия декларации о государственном суверенитете Российской Федерации. На самом деле и это неточно: 12 июня 1990 года о собственном суверенитете СССР объявила РСФСР, а не еще не существовавшая тогда Российская Федерация. Мало того, популярное до 2004–2005 годов народное название этого праздника — «День независимости России» — содержало в себе некоторую неточность. Документ, подписанный в этот день в 1990 году председателем Верховного совета РСФСР Борисом Ельциным, подтверждал суверенитет РСФСР в составе Советского Союза — более или менее открытый курс на независимость советская Россия взяла ровно через год, когда 12 июня 1991 года Борис Ельцин стал избранным президентом РСФСР, и во многом именно этим руководствовался в 1992 году Верховный совет уже сменившей название Российской Федерации (кстати, совсем не высший орган власти на тот момент), устанавливая новый государственный праздник.

Более рационально сейчас второе по популярности и явно ошибочное «народное» название для 12 июня — «День Конституции». Это тоже некоторая условность. Основы для изменения конституционного строя РСФСР-Российской Федерации начали меняться российским съездом народных депутатов еще в 1989 году, и до принятия 12 декабря 1993 года новой Конституции РФ советская Конституция РСФСР действовала. Уже через четыре дня после декларирования Россией госсуверенитета конституционная комиссия РСФСР под руководством Олега Румянцева начала готовить новый Основной закон для будущей РФ, даже не рассчитывая, что старый текст Конституции РСФСР 1978 года можно как-то исправить, однако декларацию 12 июня 1990 года в качестве «основы для будущей Конституции» вряд ли можно было рассматривать.

Текст документа, подписанного Борисом Ельциным, несомненно, имел революционные по тем временам моменты. Так, именно им СССР как формальная федерация советских республик немедля превращался в конфедерацию де-факто — декларация 12 июня провозглашала существование российского гражданства, отдельного от советского (советское лишь сохранялось за всеми гражданами РСФСР), верховенство законодательства России над законами СССР и добровольную передачу РСФСР Союзу некоторых властных полномочий с возможностью полного отзыва. Впрочем, совсем уж новостью эти изменения, зафиксированные крупнейшей и по населению, и по доле в экономике части СССР, назвать нельзя. К 12 июня 1990 года уже четыре советские республики (Эстония, Латвия, Литва и Грузия) объявили себя суверенными, а две, Латвия и Литва, сообщили о выходе из СССР. И это если не считать выглядящего сейчас анекдотическим провозглашение суверенитета и декларативного выхода из СССР первого субъекта советской федерации Нахичеванской АССР — это произошло еще в январе 1990 года, впрочем, Нахичевань объявила не полную независимость, а вхождение в еще не существующий на тот момент в природе независимый Азербайджан, таких казусов через год будет немало.

Есть соблазн вообще объявить 12 июня кульминационным днем «парада суверенитетов» 1990 года — вхождение России в длинный список советских регионов, пожелавших наконец пересмотра правил игры в Советский Союз, действительно сделало необратимым будущий распад СССР. Однако и в этом есть некоторое лукавство: скорее всего, истинную необратимость, невозможность «собрать СССР обратно» в новом виде обеспечила через месяц, 16 июля 1990 года, декларация о госсуверенитете Украины. Этот документ был более точен и беспощаден по отношению к СССР: УССР (в отличие от РСФСР) в этот день заявила о готовности ввести по необходимости собственную денежную единицу, создать свою банковскую, таможенную и налоговую системы, а также объявила о своей нейтральности и будущем безъядерном статусе. Обновленный Союз, о котором тогда мечтали все, кроме пока еще не преобладающих сторонников национальной независимости каждой из «15 сестер», стал невозможен именно в этот день — 12 июня 1990 года Россия еще сохраняла возможность стать лидером нового Союза и, мало того, делала неявную заявку на это лидерство в новой конфедерации-государстве.

То, что случилось в последующий год, можно считать триумфальной историей, начавшей создание современной России, а можно — катастрофой; и в той и в другой точке зрения есть свой смысл, они не имеют права на существование друг без друга — игра была и выиграна, и проиграна.

Комментариев нет:

Отправить комментарий